Я за любой кипишь кроме голодовки

Голодовка

Фраза «Я за любой кипишь, кроме голодовки» появилась в лагерях. Прикольно, звучит, как шуточное выражение. Но здесь не хватает одного слова, чтобы это выражение приняло немного другой оборот. Правильно будет так – «Я за любой кипишь, кроме необоснованной голодовки». Так говорят зэки, которые понимают, что значить объявить голодовку в зоне.

«Сесть на якорь» — объявить голодовку

Объявить голодовку или по тюремному «сесть на якорь», после какого либо кипиша с администрацией, не каждый может себе позволить или не у каждого хватит ума и духа, чтобы обосновать, вывезти свои действия.  в основном это происходит на красных тюрьмах и зонах. На воровском ходу, чтобы объявить голодовку и довести дело до конца необходимо будет пройти много процедур. Первое, что придется сделать — это курсануть братву с удела (обязалово), а они в любом случае будут отговаривать. Братве лишние проблемы не нужны, поэтому они пойдут решать ваши проблемы с администрацией лагеря и, скорее всего, уладят конфликт.

Так живет шпана в лагерях: интересами, проблемами каждого зэка, включая общение и улаживание конфликтных ситуаций с администрацией колонии. Если все же конфликт не улажен, и приходится «садиться на якорь», то тут начинается самое сложное. По закону заключенного в этом случае должны закрыть в ШИЗО (кича) в одиночку, то есть одного. По закону много чего положено, но далеко не всегда выполняется, главное это должен знать человек, перед тем, как сделать этот шаг, основательно подготовиться, продумать каждое действие до самого суда. Знания законов и нюансов, которые могут произойти нужны, чтобы требовать, чтобы предъявлять, в конце концов, знать свои права, иначе затея с голодовкой может повернуть вспять тюремную судьбу, добавить срок, забрать здоровье и много еще может произойти непредвиденного. Например, голодовка одного человека может отразиться на всем лагере.

Обосновать свои действия на суде

В лагере каждый «движняк», слово и даже косой взгляд нужно обосновывать, поэтому, если человек объявивший голодовку не вывезет, не выстоит, то ему предстоит ответить перед братвой по всей строгости воровских законов. Не важно будут ли менты кормить во время голодовки связанного зэка сырыми яйцами или он сам сломается, его все-равно будут ждать с ответом, возможно, уже в другом лагере с более жестким режимом. Потому что есть еще одна сторона, если удается заключенному «держать стояк» до судебных разбирательств, то ему четко и внятно нужно будет обосновать свои действия на суде, чтобы там поверили ему, а не операм. Неважно как, но он должен выиграть, чтобы это случилось, заранее основательно готовятся. В противном случае такого заключенного ожидает несколько лет раскрутки. А когда приезжает он в другой лагерь, то ему придется отвечать перед братвой —  почему не вывез? Могут объявить кем-нибудь, дав «стремный поступок», что самое ужасное в преступном мире. Но, как известно, победителей не судят, нужно только грамотно пройти все до конца.

Победителей не судят

На людском ходу принято «не огорчать» сотрудников без повода, во-первых, это просто глупо, если они вас не трогают, во-вторых, они начнут пихать палки в колеса. Если человек объявил голодовку и доводит свое дело до суда, где администрация предстанет, мягко сказать, не в лучшем свете, то опера в любом случае начнут мстить. Это отразится на всем лагере, пострадают безвинные зэки, кустарные буданы, дороги, гашники и так далее. Именно поэтому братве не нужно, чтобы кто-то в личном плане «бодался» с администрацией, потому что это отражается на общем положении всех осужденных колонии.

Даже, если после того, как заключенный объявил голодовку лагерь, вдруг, «забрали» или попытались сломать, превратив его в «красный» из-за него (такое может случиться), то с заключенного выигравшего дело не будет никакого спроса, он обосновал голодовку. Поэтому эта фраза правильно звучит так — «Я за любой кипишь, кроме необоснованной голодовки».




Добавить комментарий