Красная тюрьма

Красная тюрьма

Красные и черные тюрьмы или зоны в чем отличия? Без излишней романтизации объективно и понятно (по-нашему) отвечу сначала на вопрос, что такое «красное» и «черное»:

  1. Красное — это то, что изначально идет от ментов (люди в погонах), за которыми стоит настоящая власть;
  2. Черное — так говорят на свободе, в лагерях — это людское и воровское, то есть то, что поставлено (чаще всего — противопоставлено красным) ворами в законе.

В преступном мире это называется «жара» — «повезли на жару» — это значит, зарядили на этап в красных лагерь или тюрьму. Красными тюрьмами и зонами на территории СНГ принято называть учреждения, где соблюдаются все режимные «заморочки», придуманные оперативниками и режимниками ФСИН. Но в идеале этого нет, менты отдают власть в руки большому количеству секций, которые придуманы ими же самими. В секции находятся такие же зэки, а называют их «козлы», которые почуяв власть, начинают издеваться над остальной массой. Секций в режимных зонах огромное количество от секций чистоты и гигиены, спорта, правопорядка и прочих сборищ разнообразных козьих коллективов. Но начнем по порядку, а у каждого арестанта все начинается с ИВС.

Красный ИВС

Краснота в ИВС идет от следаков, которым нужно раскрывать дела. Что они делают? Они создают пресс-хаты, куда собирают разный сброд. Сброд представляет собой подследственных, которым нечего терять, их ждет серьезный спрос по приезду в тюрьму или лагерь, поэтому они «мажутся» на предложение от мусоров, которые обещают что-то взамен, возможно, даже свободу. В пресс-хату также вербуют наркоманов, которые за дозу могут торгануть чем угодно, даже своим очком. В эту хату попадают первоходы со стремными статьями или делами, их проще всего намазать ментам.

Пресс-хата оправдывает полностью свое название, так как бедолаг, попавших в руки ублюдкам раскручивают на всевозможные преступные эпизоды. Есть, конечно, много таких кто выдерживал и не грузился ни за какую статью, но, сколько это стоило им здоровья, одному богу известно.

Спрос с красных

До нулевых годов, когда еще не было воровского прогона х.ем не наказывать, таких опускали сразу, как только они прибывали по этапу. В то время не нужно было отписываться ворам в законе, потому что на каждого, как правило, уже был воровской прогон с поставленной точкой, поэтому опускали в этот же день. Но в наше время хуй с вооружения снят, чтобы не уподобляться красным, поэтому таких нелюдей просто забивают, потом дают в руки швабру и отправляют на весь срок мыть полы.

Красный следственный изолятор (СИЗО, тюрьма)

СИЗО или просто тюрьма бывает красной, там также могут быть пресс-хаты, как и в ИВС. Она может отличаться лишь тем, что тюрьмы зачастую используются для ломки уже состоявшихся, заявивших о себе в преступном мире авторитетов, так называемых, «блатных». Для этих целей существует программа «ломки» «черных» у оперов ФСИН. Ломать пацанов в зонах и тюрьмах могут разными способами, один из которых —  отказника «заряжают» на этап, где по дороге он обязательно проедет через красную тюрьму. В тюрьме «встречают» каждый этап. В каждом регионе, как правило, есть хотя бы одна такая беспредельная тюряга, где зэков забивают, как только они спрыгивают с автозака. Особенно не везет тем обычным арестантам, с которыми этапом едет какой-нибудь «отказник». В тюрьму документы приходят вперед, поэтому контора знает кого ждет.

Со мной в бур-бараке сидел человек, которого отказалась принимать администрация СИЗО. Но это исключительный случай, так как менты знают, кто действительно готов умереть за воровскую идею. Такие СИЗО очень известны в регионах в соответствующих кругах. Периодически там кого-нибудь убивают  менты, про покалеченных никто не говорит – не принято.

Секции активистов в тюрьмах не бывает. Режим в таких учреждениях строго соблюдается во всем, даже положняк выдают полностью, в отличие от «черных» тюрем. Дело в том, что если мусора закрутили гайки в тюрьме, то они не дают повода ни в чем другом. К примеру, какой-либо отказник или группа отрицал объявляют голодовки, режут себя вдоль и поперек, указывая письменно за наибур со стороны администрации. Они пишут жалобы во все инстанции, где описаны все недочеты администрации, в том числе и в отношении питания, содержания, и, разумеется, издевательств. Приезжает серьезная комиссия, тщательно разбирается в ситуации, если хоть что-то в этом будет обосновано и доказано, то этом случае начальство может не только лишиться своего места, а оказаться в соседней камере со своими бывшими подопечными.

Поэтому в красных зонах и тюрьмах положняк идет полностью, который предусмотрен законодательством.

В черных (воровских) тюрьмах на такие мелочи стараются не обращать внимания, мусора урезают положняк, зато не лезут со своими режимными заморочками. Исключение составляет, когда совсем начинают урезать пайку, здесь должно быть обращение от мужиков к «блатным», тогда этот вопрос решается с администрацией. А вообще, «барбосня» не приветствуется, даже пацанами на красных зонах.

Красная зона

«Красный — как пожарная машина» — это поговорка относится не только к козлам, но так говорят и о лагерях. В таких лагерях режим содержания строго соблюдается за счет таких же зэков. Попробую описать, что происходит в красных зонах. Допустим:

  • есть секция гигиены, а вы вдруг не побрились сегодня, вас вызовут на вахту, где козлы отобьют жопу «горячими». «Горячие» это удары ментовской дубинкой, количество ударов определяют главные козлы;
  • вы не желаете вступать в какую-то секцию, попадаете под жесткое преследование вязанных, то есть козлов;
  • вы получили передачу со свободы, если не отдадите, сколько вам скажет старшина отряда, это точно отразится на вашем здоровье;
  • задержка, опоздание, перекуры, включение телевизора и т. д. все это наказывается «горячими». Наказание может быть другим, зависит, в какой колонии происходит дело.

К режиму, какой бы он жесткий ни был можно привыкнуть, а вот к наибуру со стороны козлов с этим не каждый смирится. Плюса козами зарабатываются, кто больше «настучит» и кто вперед прибежит кого-то сливать: «он покурил не там», «он матерился», «он не маршировал в строю», «в столовую не ходил» и прочая дешевая куйня, за которую теряют здоровье пацаны на красных зонах. Сказать что-то или не дай бог поспорить, это значит обрести серьезные проблемы, где, если держать стояк, то раскрутка обеспечена.

Блочная система

Жизнь блоками, мягко сказать, не приветствуется в воровском мире. Как это блочная система? Бывают такие лагеря, где живут группировками, землячеством или другими объединенными какой-то идеей коллективами. Это могут быть разные сектанты, христиане, мусульмане, но если в лагере не поддерживается воровское слово, то плохо дело. Такие зоны могут оказаться страшнее красных, так как здесь действительно каждый за себя. А если ты один и не принадлежишь ни к какому движению, тогда еще хуже. За одинокого зэка никто не грузится никто не отвечает, его может прессовать кто угодно. так как понятий в таких лагерях нет — идет постоянная вражда между группами заключенных.

 

Зачастую существуют отдельными  бараками (блоками) в каждом свой «устав», но в большинстве случаев такой лагерь забирает наиболее влиятельная группировка, как правило, поддерживаемая с воли. Например, бандиты, которые держали в страхе регион, где находится зона.

Блоки страшны тем, что там не поддерживается даже красного порядка, то есть правит только сила, а плохо это тем, что нет единства, есть только вражда между группами зэков, которая плохо заканчивается. До поры до времени контора не обращает внимания на беспредел в лагере, пока не придет указание свыше, а с ним и войска, чтобы «забрать»зону. У солдат развязаны руки, если они заходят, то обязательно будут трупы, но никто за это отвечать не будет.

Красный режим без участия заключенных, можно встретить только в тюрьмах пожизненного заключения.

Женские режимные зоны

В женских зонах и тюрьмах не бывает иначе, у них всегда режим. В женских зонах нет сплоченности, здесь каждая «зечка» за себя. В лагерях у них в порядке вещей сдавать, докладывать, вступать в разные секции и прочее, что для мужчин не приемлемо. К примеру, с утра активистка доложила обстановку, а потом может совместно пить чай с тем, на кого только что «настучала».  Редкий случай, когда женщина отказывается от этого всего, зачастую это обычная «воровайка», тесно связанная с преступным миром. Хотя со стороны администрации у них нет такого жесткого наибура, как в мужских зонах, зато с однополым сексом их не ограничивают, на что чаще всего закрывает глаза режимники и оперативники учреждения. Женщина в зоне вообще звучит даже дико. Наверное, они и сами это понимают, поэтому стараются быстрее выйти на колонное поселение или УДО, изображая из себя исправившихся арестанток.

Видео: Охуевший бугор откровенничает о правилах на красной зоне — «малолетка»

Похожие записи:

Секс в женских тюрьмах

Драки и бои в тюрьмах


Добавить комментарий