Убить крысу

Малой давно не испытывал такой мощный приход, в одно мгновение на него снизошло такое блаженство, какого до этого никогда не было, сколько бы он не пихал барыжного кайфа. «Это передоз» — последнее, что подумал Малой в своей жизни.

Расклад

В лагере строгого режима стояло оживление, все зэки ждали, когда кончится базар над крысами, которых выловили в БПК, а решали вопрос над «крадунами» уже несколько часов. Что происходило в общем доме, никто точно не знал. Ходила даже шкняга, что в делюге замешан Дэн, кто-то опровергал это, говоря в ответ, что это дело рук наркоманов, а Дэн не травится.

Другие говорили, что Дэна прихватили крысы, так как знают что-то за ним, поэтому он мазировал им, как смотрящий за атасом. Тем более с Малым они кентубасы с детства. Зэки от безделья могут становиться наподобие базарных теток, которые от нечего делать чешут языки.

Такого рода шкняги гуляли по лагерю, но доподлинно никто ничего пока не знал, знали только про Малова, и то были не уверены, так как на него это совсем не похоже, да и какая уже разница — Малой находился  в морге.

В 6 утра обиженный вышел с гарема и направился в сторону БПК в свою кандейку-будан, собирался чифирнуть и взяться за работу. Ему нужно было вымыть все полы в БПК, вынести мусор, а потом вместе со всеми (остальными обиженными) идти мести плац.

Он ходил через сапожку, так короче и дверь тут всегда открыта, в отличии от бани. Обиженный зашел в общий коридор, и, проходя мимо комнаты сапожников, увидел, что дверь открыта, а за ней ему представилась следующая картина: Малой сидел на диванчике с полуоткрытыми, стеклянными глазами, в руке из вены у него торчал шприц, рядом на полу лежал Захар с посиневшим лицом.

Перепуганный пинч побежал в свой барак, сообщить мамке гарема об увиденном. Так дошло до общего дома.

Разбор в общем доме

Дэн сидел в кресле перед включенным телевизором, но он не видел, как Малахов «раскачивает» какую-то знаменитость рассказать  ???????????? – не слышал, и не видел. Дэну было не до этого, размышлял он о Малом, о произошедшем, а главное —  что сказать его матери, а звонить уже нужно, ведь она ждет, ей мало того, что сказали мусора.

Братва по телефонным сообщениям и звонкам решила, что  Малой агент оперчасти — кумовка, решила твердо, ведь опровергнуть это уже никто не мог. Этот момент был на руку только Захару, понимал он это или нет, но в целом ему дико фартануло. Денису же было непонятно только одно, точнее он просто сомневался: ведь не могут же люди быть такими мразями, это просто стечение роковых обстоятельств, где наркота там всегда непонятки, грязь и смерть, так, во всяком случае, хотелось ему думать. То, что ему придется передать дела смотрящего за атасом, его ничуть не беспокоило, он  был растерян по другому поводу — он не знал, как говорить с матерью Малого.

Мать, тетя Зина, часто звонила и просила присмотреть за «непутевым», просила, чтобы повлиял на него в отношении наркотиков, зная, что Денис спортсмен и даже не курит и не пьет. Только он собрался набрать номер матери Малого, как из соседней комнаты, где разбирались с Захаром, зашел Гурам. Гурам смотрел за лагерем, а сейчас они с братвой пытались выяснить у Захара, что там произошло, и кто все таки крысил у обиженных. В ход шло все, что в таких ситуациях предусмотрено к человеку у которого «хвост до Магадана», а Захар был именно из таких. Его били долго, забивали палками, но он, как Зоя Космодемьянская упорно стоял на своем и повторял одно и то же  – «Малой пришел откуда-то с пакетом, угостил героином, что в пакете не знаю».

— Чо за дела, Дэн? Получается, пригрел крысу? — сразу перешел в нападение Гурам.

— Дела по атасу передаю, ищите человека, Малой не крыса. А с этим сапожником  я после сам разберусь  — набирая цифры на телефоне, ответил Гураму Дэн.

«Не хватало еще оправдываться перед всякими шакалами» думал Дэн, выходя из общего дома и слушая гудки телефона матери Малого.